Мангровые рощи

Мангровые рощи или из Африки.

 

 

Часть 1.

 

Африка. Кения. Мангровая заросль. Дом.

Идет дождь. Дом омыт им со всех сторон. Еще несколько капель и он, подняв паруса, тронется в путь.

Гостиная залита мягким светом фонаря подвешенного под потолком. Происхождение светильника не ясно. То ли фара от машины, то ли тот самый «фонарь рядом с аптекой».  Стеклянная стена, выходящая  на веранду, создает впечатление дома-аквариума, в котором дрейфуют три силуэта. Неспешность движений говорит о том, что их давно не кормили. Обстановка спартанско-гламурная, т.е. ничего лишнего, но все мягкое. Большой диван, отпраздновавший не один день рождения, два кресла, не связанные родственными узами и коврик, в котором с трудом угадывается чья-то распластанная шкурка. Камин венчает это великолепие дизайнерской мысли изразцовой плитой, возможно украденной с чьей-то могилы.

 

В гостиной Тома, Жанна и Сергей.

Тома: (закутанная в плед, зябко поежилась) Нужно затопить камин. (На коленях у нее мирно спит змея). Черт возьми, где бутылка. Здесь собачий холод.

Жанна: Твой Илья выпил последнюю. Обещал привезти. Где он, кстати, уже пол десятого. (Жанна с неприязнью посмотрела на закутанную в плед фигуру и продолжила)  Перестань жаловаться. Надоело. Одно нытье и никакой помощи. И еще эти твои змеи.

Тома: Они не мои. Но мне их жалко, они постоянно в холодной воде. Этот чертов африканский климат. (Она погладила своего питомца, растянувшегося на ее коленях.)

Жанна: Это их климат, им не холодно. Зачем каждое утро скармливать им наш батон? Они не едят булку.

Тома: Во-первых, Сэмен – ест, и остальные тоже.

Жанна: Этот свихнувшийся от любви к тебе питон, съест из твоих рук и кастрюлю.

Тома: Во-вторых, я даю им и мясо, когда оно у нас есть. Но вам же жалко.

Жанна: Теперь я понимаю, почему популяция змей с нашим приездом намного увеличилась. Вряд ли местные жители по утрам выходят в свой «сад» подкормить этих тварей.

Тома: Они поступают с ними очень жестоко, но я не хочу об этом говорить. Настроение и так не фонтан. Может быть, завтра будет солнце или мы убьем друг друга.  (Девушка нежно улыбнулась, правда при этом у нее потек нос.) Черт, где моя туалетная бумажка.

Жанна: Заведи себе носовые платки, твоими скомканными сопливыми промокашками завален весь дом. Меня тошнит! (Жанна пристально посмотрела на подругу) Меня тошнит от тебя!

Сергей: Девочки, хватит. Сейчас я разожгу камин, и мы сядем ужинать.

Жанна:  Ужинать… (Жанна фыркнула, поглубже усаживаясь в мягкое кресло) И что будет  на ужин, мокрый и слегка проспиртованный Илья?

Тома: Это мы «слегка», а степень проспиртованности моего мужа уже достигла медицинских норм дезинфекции. Думаешь, почему мы все постоянно простужены, а он как огурчик.

Сергей: Маринованный огурчик!

Жанна: Ладно, ты тоже не скромничай. (Жанна, не меняя осуждающе-раздраженного характера взгляда, перевела его на мужа) Вчера с нами за столом сидела твоя огромная печень.

Сергей: Это все климат африканский.

Жанна: Увеличивающий печень до гигантских размеров?

Сергей: Увеличивающий желание выпить чего-нибудь крепкого до гигантских, как ты правильно выразилась, размеров. (Его голос, доносившийся из камина, слегка фонил).

Жанна: (не сдаваясь) Знай я, что он так схож с Питерским, подстраховалась, бы, застрочив тебе одно место.

Тома: Не понимаю. Кто-нибудь мне может объяснить! (Она вынырнула из-под пледа) Мы уже год здесь и каждый раз, затапливая камин, он сначала должен залезть в него с ногами. Зачем? Первый раз это было даже весело. Шутка. Потом несколько раз я думала, что по пьянке. Но вот уже месяц я стараюсь наблюдать этот процесс на его и свою трезвую голову, а Сережкино тело неизменно в камине. Жанна, объясни мне, может, это было условием  при покупке дома или особенность эксплуатации данного камина. У Вас в комнате он тоже ныряет в печку с головой? Или  просто сушит ноги.

Смех несколько разрядил, сгустившуюся было, атмосферу в комнате.

Сергей: Так, хватит ржать! (Обычно взъерошенная шевелюра Сергея, после появления из клубов дыма, выглядела особенно возбужденно).

Тома: Черт! Ну, чистый черт! Ему бы трезубец! (Захлебывается от смеха)

Сергей: При чем тут трезубец. Я же не Нептун.

Жанна: Если дождь не прекратится, скоро будешь. Вакансия пока свободна.

Илья: Где это вакансия свободна? (В гостиную вошел Илья, за ним вползли несколько серых змей и расположились на коврике у дымящегося камина). «Я пришел дать вам ВО»  Илья прыгает на диван, пытается оттеснить недовольного этим вторжением питона, обнимает жену.

Илья: Ну, как ты - мой сопливый носик?  (Он целует Тому, и, устроившись у нее на плече, затихает).

Тома: Ты мокрый…

Жанна: Так, никаких обжиманий. Садимся ужинать и согреваться.  

Сергей выразительно смотрит на Илью. Тот, приоткрыв один глаз, улыбается, и еще раз чмокнув жену, бежит в коридор.

Илья: (вносит в комнату несколько пластиковых мешков с продуктами) Во, все купил. По списку, правда, с африканскими дополнениями.

Тома: (загробным голосом) Понятно, значит опять тушенка из банки.

Жанна или Тома: Я на кухню не пойду, там холодно и стена протекает, давайте здесь. Если что, подогреем в камине.

Сергей или Илья: Что, если что?

Жанна: Не тупи, накрываем на стол.

Илья: Ты хочешь сказать на пол.

Жанна или Тома: Плевать, есть хочется, давайте быстрее. Что там у тебя? (Девушки заглядывают в пакет)

Тома: Так! Фрукты, овощи без ошпаривания есть нельзя. Я сейчас этим займусь. (Тома оттеснив, недовольного этой передислокацией, Сэма, встает с дивана).

Илья: Ты же не хотела идти на кухню.

Тома: В наш сортир бегать лишний раз мне тоже не хочется. И если бы не я, у вас у всех бы был непрерывный дристунец.

Илья: Могла бы выразиться более интеллигентно – «в наш сад». Или более конкретно «в наше болото».

Тома: А слово «дристунец» у тебя не вызывает такого протеста.

Илья: Вызывает, но у него нет аналогов.

Тома: (продолжая свою мысль) Я и не пойду. Только ошпарю и вернусь.

Илья: Звучит как-то агрессивно и противоречиво (замечает в след удаляющейся жене)

Сергей: Опять вареные помидоры и манго. Почему Томка никогда не отвлекается на картошку?

Илья: Она не любит ее чистить.

Жанна или Сергей: Понятно, только ошпаривать.

Откуда-то доносится звон кастрюль и милые женские ругательства.

Сергей: Пойду, помогу, а то у Томы сложные отношения с газовой плитой.

Сергей уходит.

Жанна, нахмурившись, провожает мужа тяжелым взглядом. Поворачивается к Илье.

Жанна: Ты выпивку купил?

Илья: А как же, у Томы насморк, ты кашляешь, у Макса хриплый баритон – всем нужно лечиться.

Жанна: Только ты у нас – огурчик. Слушай, ты последнее время ничего странного не заметил?

Илья: В каком смысле? Если смотреть с Питерской точки зрения, то моя жизнь скучна и обыденна. Каждое утро я выпускаю на веранду питона, погулять, а, возвращаясь, нахожу его в своей кровати в обнимку с женой. Моюсь под дождем и иду на работу, где все говорят по-французски и еще на каком-то странном диалекте, я же только по-английски, и еще на каком-то странном диалекте, мы прекрасно друг друга понимаем, и если честно, то здесь скандалов гораздо меньше, чем в России. Питание с дерева меня тоже вполне устраивает. Эти две змеи, греющееся у камина или спящий каждую ночь в наших ногах питон…  А когда в выходные я вижу, как моя жена с батоном в руках кормит своих питомцев, разгуливая по мангровому болоту…

Жанна: Я не об этом. Я имею в виду…

Тома: А вот и фрукты (вносит блюдо с овощами и ставит в центре импровизированного напольного стола) Нужно почистить авокадо. Салат режет Илюшка. Я заправляю. Кыш!  (девушка отодвигает, привлеченных едой, змей).

Жанна: А где Серж? Все еще сдерживает «газы»?

Тома: Ты сегодня слишком иронична, даже для жены со стажем.

Раскрасневшийся и довольный собой, Сергей влетает в комнату, чуть не сбив с ног Жанну, стоящую на пороге. Пытается закружить ее в диком танце, но, видя, что она не в настроении, хватает гитару.

Жанна: Положи, и открой лучше банки с тушенкой.

Тома: Нет, пусть поет. Илья сам откроет. Сережка спой Вертинского, он так хорошо здесь звучит.

Жанна: Он хорошо звучит в окружении любой обшарпанной мебели.

Сергей: Ты сейчас о ком?

Жанна: Открываешь банки, ну и открывай.

Тома: Я нашла самое важное, что помогает нам здесь выстоять, не сломаться от быто-климатических невзгод  (Тома достает из пакета литровую бутылку бурбона и расставляет на камине стаканы) А то на полу кто-нибудь обязательно разольет.

Илья: Интересно, как мы до них дотянемся, если будем сидеть на полу. Или есть сидя, а пить стоя.

Сергей: Это что-то из гусарской жизни. И потом можно запутаться, что в каком положении делать.

Тома: Писать стоя.

Жанна: Тома, ты как всегда только об этом.

Тома: На что намекаешь? Я, между прочим, люблю сидя, но в данных условиях, если сядешь…

Илья: встанешь уже увитый плющом и виноградом.

Тома: Это в лучшем случае.

Жанна: Все готово. Садимся и разливаем.

Сергей: Так садимся или наливаем?

Тома: Жанка сегодня очень занудная,- ей полный стакан.

 

 

                                                    ____________

 

 

Ночь. Вся компания у камина на коврике. Пьют.

Тома: Мне показалось или кто-то подъехал? Слышали шум машины?

Сергей: Это шум дождя. Сейчас час ночи, местные жители и Илья, спят без задних ног.

Тома посмотрела на спящего в обнимку со змеями у камина мужа.

Тома: А удобно когда стол на полу, ничего не ограничивает, помните…

Жанна: Ой, кто-то стучит.

Сергей: (протяжно) Эттто дддождддь…

Жанна: (строго смотря на мужа) И он тоже, но кто-то еще. О, слышите?

Сергей: (с трудом вставая) Пойду, посмотрю.

Не очень твердой походкой направляется к веранде.

Тома: Ты ничего не увидишь. Иди через кухню, стучат где-то там.

Сергей: Ладно. Только я быстро не могу. Им придется подождать.

Тома: Серега, ты думаешь их много?

Сергей: А вдруг это какая-нибудь банда или секта людоедов. Мы же в Африке.

Жанна: У нас есть охрана, что Томка зря их подкармливает.

Жанна с надеждой смотрит на дремлющего прикроватного питона.

Тома: Не смеши, таких мирных людей как здесь я давно не встречала. У нас по Среднему проспекту пройдешь двадцать минут и вступишь в любую секту головорезов.

Илья: Змеи тут тоже вполне мирные.

Жанна или Тома: О, Илья проснулся.

Сергей: (все еще топчущийся в проходе) Можно подумать, что у нас тут замок короля Артура. Всего-то одноэтажный домишка с маленькой кухонькой и двумя комнатами.

Илья: А ванную, забыл?

Сергей: О ней трудно забыть. Боюсь, я буду видеть ее в страшных снах еще долгое время, после того как мы отсюда отчалим.

Илья или Тома или Жанна: Интересно, а когда это произойдет?

Макс: Что?

В гостиную со стороны веранды входит молодой человек с дорожной сумкой в руках.  

- О!

Девушки, вскочив на ноги, насколько позволяет выпитое, устремляются к вошедшему гостю. Илья, пытаясь  сфокусироваться, наливает вновь пришедшему и себе в рукава. Сергей со вздохом облегчения возвращается к камину. Помогает Илье справиться с разгулявшимися бутылками. 

Жанна или Тома: Макс! Ты с ума сошел, как ты сюда добрался?

Жанна: Садись! Садись! Сухо! Здесь все время мокро! Сухо, сухо. Садись! Тебе надо выпить. Стакан, нам нужен стакан. Серж, на кухню, ты это любишь, давай: вилку, ложку, стакан.

Мужчины не обращая внимания, продолжают свои эксперименты с выпивкой.

Тома: Ты как добрался?

Макс: На такси.

Тома: Из Питера?

Макс: Да вы набрались.

Жанна: (расслабленно улыбаясь) Зачем нам добираться, мы здесь уже год. Только Серый периодически летает в Москву на работу.

Илья: Вот тебе стакан и вилка, больше ничего не нашел.

Жанна: Надо хотя бы банку новую открыть, мы же все съели.

Тома: Я снова ошпаривать не пойду, а немытые ему есть нельзя. Дрист…

Макс: Ребята, я ел в самолете, но выпью с удовольствием.

Илья: Счастливчик. Для нас это уже давно стало лекарством.

Макс: А что это за странные силуэты вокруг дома?

Тома: Господи, какие силуэты? А, деревья…

Жанна: У них что-то не правильное с корнями.

Илья: (пытаясь отжать мокрые рукава рубашки) Здесь у всех с корнями беда. Особенности климата, не обращай внимания. Пей.

Сергей: Надо  налить ему полный стакан.

Макс: Я вообще-то в самолете уже хорошо приложился. Томка как ты похудела.

Жанна: Не то, что я.

Макс: Жаннуся, ты, как всегда цветешь. (Пристально смотрит на девушку) Как-то у Вас душно, может быть, откроем окно.

Сергей: Нет, только не это. Тогда все змеи сползутся. Лучше форточку.

Илья: У нас есть форточка?

Тома: Спи!

Илья: Макс приехал, как я могу спать.

Тома: Тебе же завтра на работу, упадешь со стремянки, на какого-нибудь мирного африканского жителя.

Макс: Илюша, ты работаешь? Здесь?

Илья: (зевая) Реклама нужна везде! Этот маленький городок, со смешным названием Гиппопотам полон лавчонок, магазинчиков и, ты не поверишь, парикмахерских. Все они нуждаются во мне. Особенно, что касается освещения – тут нашей фирме нет равных.

Макс: У тебя фирма?

Тома: «Илюха и аборигены».

Макс: Ну а вы чем здесь занимаетесь, пока мужья работают?

Жанна: У Томки змеиная ферма. Она продает их вместо шарфиков.

Тома: Серый цвет сейчас в моде. А Жанка научилась вырабатывать яд.

Сергей: Мы иногда поскальзываемся.

Макс: Слушай, Том, а они безвредные? Я про змей, что у камина.

Илья: Ты еще Сэма не видел.

Макс: (оглядываясь) Сэма? Кто это? Ваш чернокожий слуга?

Илья: Это Томкин желтопузый дружок. Они даже спят вместе.

Макс: А Илюха не ревнует?

Тома: У них разные весовые категории.

Макс: В каком смысле?

Сергей: Увидишь, поймешь. Давай выпьем.

Они  впятером сидели у потухающего камина и тихо переговаривались.

Тома: Вам это ничего не напоминает.

Макс: В смысле, что вся наша компания, как прежде.

Тома: Да, как в Питере.

Жанна: А кто-нибудь помнит, какого черта мы решили купить этот дом и жить здесь?...

 

 

 

Часть 2.

 

Россия. Питер. Хрущевская квартира, т.е. три кладовки с окнами и кухня, отличающаяся от других складских помещений наличием плиты и холодильника.

 

Веселая пьяная компания только что возвратилась с шашлыков. Две девушки или женщины. И трое молодых людей или мужчин. 

Тома. Сероглазая, светловолосая (на данный момент), высокая (ей так хочется) и стройная (так хочется всем). Любит книги, стильную одежду и своего мужа, Илью. «Огонь».

Жанна. Кареглазая, рыжеволосая (постоянно), спортивная, решительная и серьезная (ничего себе наборчик). Любит своего мужа, Сергея, Интернет, убираться в доме и подруг. «Земля».

Илья. Высокий, черноволосый (в прошлом), кареглазый, обаятельный молчун. Любит отдых в обнимку с женой, рыбалку в обнимку с друзьями. «Металл».

Сергей. Крепкий, черноволосый (всегда), сероглазый, шумный крикун. Любит играть на гитаре, плавать с аквалангом и своей женой. «Вода».

Макс. Высокий, блондин (всегда), бледноглазый, крепкий (с недавних пор), спокойный до бешенства. Любит свою квартиру и семью. «Воздух».

(Персонажи выдуманы, любое сходство с кем-либо случайно)

 

Комната. Диван. Стол. Кресло. Компьютер. Телевизор.

Тома: Нужно срочно попить чая.

Жанна: Я сейчас поставлю чайник. Серега разбирай сумки.

Тома: (подходя к высокому растению в горшке) О, у вас появились новые цветы. Это диффенбахия. Ей кстати можно кого-нибудь отравить.

Жанна: Отравить, говоришь. Пойду, заварю чай. Кто-нибудь будет кофе?

Тома: Илья, Жанна спрашивает, ты – кофе или чай?

Илья: Предпочитаю быть Виски.

Сергей: Правильно, я тоже. Макс ты  с нами?

Илья: Конечно, он с нами.

Тома: Жанна, не слушай их. Всем кофе. Мы и так уже выпили под шашлыки.

Сергей или Илья: Теперь под чай. А то как-то грустно.

Тома: В смысле… Почему грустно? Просто ты объелся. Мясо в больших количествах угнетает.

Сергей: Я заметил, что в больших количествах угнетает все!

Жанна уходит на кухню.

Тома: Поэтому я очень боюсь потолстеть. Держусь из последних сил.

Сергей: Томка, тебе это не грозит. Если только ты родишь.

Тома: Ты не знаешь, как я люблю торты, пирожные, порожки.

Сергей: Порожки? Какие порожки?

Тома: Пирожки. Кстати, мы купили торт. Илья, где торт, что мы привезли. Оставили в машине? Он же там расплавится!

Илья: Ага, под дождем. Сейчас в Питере + 14. Июнь, господа. Июнь.

Макс: Я что-то потерял нить разговора. Это ты к чему?

Илья: (включая телевизор) Наших на чемпионате нет. Вчера засудили англичан. Если так дальше пойдет Уругвай станет чемпионом.

Тома: А мне нравятся уругвайцы. Я кстати даже страны такой не знала.

Макс: Как бывшей студентке географического, тебе это простительно.

Тома: Фарлан хорош. ( Громко кричит) Жанна, ты видела Фарлана.

Входит Жанна с подносом в руках. На нем чайник, чашки и всякая мелочь к чаю.

Жанна: Я вообще не понимаю, о чем вы говорите.

Илья: О футболе.

Жанна: Я и говорю, что не понимаю. Кстати, ваш торт я нашла в холодильнике. Это же ваш?

Сергей сидит у компьютера.

Сергей: Вот, смотри, мы хотели купить дом в Таиланде, по деньгам это вполне реально. – Сергей тыкает пальцем в экран.

Жанна: Ну, начинается. Серж вышел на свою любимую тему – Таиланд.

Илья: Таиланд – страна жвачек. Мы знаем. Серж, я наливаю тебе кофе.

Сергей: Ладно, хотя я хотел чай.

Макс: Мы все хотели выпить.

Жанна: Одно другому не мешает.

Сергей: А мне начало мешать.

Илья: Что-то мы не заметили. (Смотрит на Жанну, потягивающую вино)

Тома: (с удивлением смотря на Сергея) Это ведь я напилась на Максиной свадьбе и станцевала «такую мамбу», упав в бассейн.

Макс: Том, у нас не было бассейна.

Тома: Я и говорю. И в бассейн тоже. А помните, когда мы болели за наших с голландцами. Вы то «помните», а у меня все очень смутно. Логичнее завязаться мне.

Тома: Да, зашиться с узелком. Ну, чтобы если что, быстро развязаться.

Сергей: Все знают, как Жанна любит врачей.

Илья: Лучше про Таиланд.

Сергей: С ним одна трудность, туда очень долго и дорого лететь.

Тома: Я - ни за что. (Девушка решительно махнула рукой, попав при этом пальцем в глаз мужу) Я их вообще боюсь. Ну, ради моря, могу выдержать часа три-четыре. Но девять! Нет!!!

Макс: Да, не налетаешься.

Жанна: Торт вкусный.

Тома: (кладя и себе кусочек) Мы в «Севере» покупали.

Жанна: Сейчас, это уже не гарантия качества.

Илья: Ну, знаешь, они стараются. (Обращаясь к жене) Ты будешь белое или красное?

Тома: Давай – белое.

Сергей: Мы вино не будем, у нас есть покрепче.

Жанна: Я же говорю, надо зашиваться.

Тома: Илья рассказывал, что это вредно для здоровья.

Жанна: Это когда оно есть. А у нас...

Илья: Мне кажется, ты сгущаешь…

Сергей: Моя жена все сгущает. Это обычное женское дело. О, я совсем забыл. Сегодня в Интернете просматривая раздел «зарубежная недвижимость на продажу» нашел один интересный домик. Вот послушайте. Продается дом со всеми удобствами в мангровой роще с двумя каминами за пять тысяч долларов.

Илья: Что? А где дом находится?

Сергей: В Африке.

Тома: (зажмурившись) Ребята, манговые рощи, вы только представьте.

Сергей: Томочка, не манговые. Мангровые.

Тома: А это что?

Илья: Деревья, растущие в заболоченных и очень влажных местах. Причем корни у них наружу.

Тома: Как это?

Илья: Ну, они стоят как бы на ногах.

Сергей: А в воде много змей и всяких других гадов.

Тома: Прямо как у нас на «Приморской». Это я про гадов.

Жанна: Илья, а откуда ты все знаешь про мангры?

Тома: У моего мужа любимая передач «Выжить любой ценой».

Макс: Специально для женатиков.

Жанна: А, я как-то смотрела. Там такой сумасшедший мужик бегает по разным забытым богом местам и писает себе на рубашку.

Тома: Писает на рубашку? Зачем?

Жанна: Чтобы увлажниться.

Тома: В смысле, от морщин?

Илья: Девочки это совсем другая передача.

Жанна: А потом он как-то писал на рыб.

Тома: Из вредности?

Жанна: Нет, чтобы привлечь их.

Тома: Он точно извращенец. Да,… но два камина. Это такая роскошь.

Жанна: Особенно в Африке, где жарища…

Тома: Тогда зачем им камины и еще два на один небольшой,… покажи фотку. Ну, вот на одноэтажный небольшой коттедж.

Все долго рассматривают экран компьютера.

Жанна: (вздохнув) Ветхий домишко.       

Тома: А мне нравится, особенно эта стеклянная стена. Виден характер архитектора. У этого дома есть лицо.

Сергей: (продолжая щелкать клавишами) Так зачем ему два камина, это же не Англия?

Макс: В Англии за пять тысяч долларов мы могли бы купить только камин или трубу от него.

Тома: А что там сказано про туалет.

Опять все смотрят на экран.

Тома: Ничего. Я так и знала. И туалетной бумаги, наверное, нет.

Сергей: Где? В Африке?

Тома: В этой вашей избушке на мангровых ножках.

Сергей: А мы купим.

Тома: Если ближайший магазин будет в Питере, то…

Жанна: Не надо думать про Африку, будто это забытый богом полустанок. Вот так же американцы думают о России.

Илья: Да. Только у нас домишко с двумя каминами, пусть даже на болотах, будет стоить не меньше миллиона…

Жанна: Чего?

Тома: (медленно попивая вино) Нет. Наличие каминов облагораживает.

Илья: Вы себе сейчас напредставляете что-то фантастическое в изразцах из Меньшиковского дворца.

Тома: А как выглядит камин в Африке? Я себе даже представить не могу.

Жанна: А картинки то нет?

Сергей: Нет. Только дом снаружи.

Тома: Это ловушка. Я заказываю одежду по каталогам и у меня большой опыт в разглядывании картинок. Во-первых, если пальто на манекенщице не застегнуто, не исключено, что и вы, хрен его застегнете. У него либо беда с полами, либо с застежкой. Потом…

Илья: Кто-нибудь остановите мою жену.

Макс: Тома, мы сейчас говорим о каминах, у них, к счастью нет застежек.    

Сергей: Ладно, подытожим.

Жанна: Тебе, Серж, лишь бы выпить.

Сергей: Жена моя, рыжая…

Жанна: Не хочу быть рыжей.

Сергей: Жена моя… светлая  (Сергей, помолчав какое-то время, не будет ли каких-либо возражений, продолжает) Нам надо купить этот дом. Говорю о плюсах: дом, роща, камины, не Россия, не дорого.

Илья: Переходи к минусам.

Сергей: Вот тут надо, сначала, выпить. За нас.

Илья: Значит так, мы тоже с Томкой в доле. Хочется почувствовать себя героем передачи «Выжить любой ценой».

Тома: Пописать на одежду ты можешь и тут.

Илья: Так ты мне и разрешишь.

Тома: Не разрешу! Глупости все это. Ты и так прекрасно увлажнен. Налейте мне еще. … А в принципе, что нам нужно сделать?

Сергей: Томка смотри, тут есть кнопочка, ее нужно нажать и нам пришлют все документы. Визу мы получим автоматически…

Тома: Слушайте, а давайте, правда, уедем. Мне этот «Гаванский» уже в печенках. Люди эти «наши».

Илья: Если, даже Томка согласна, то я и подавно.

Жанна: Наливаем еще раз или голосуем.

Макс: Чего голосовать, жми кнопку.

Все: жми, жми, жми!

 

 

Часть 3.

 

Африка. Мангровая роща. Дом.

Солнечное утро. Волна тепла и света подобралась и к спящему на коврике у камина, Максу, разбудив его.

Почесываясь, не спеша, молодой человек выходит на веранду. В саду Тома разбрасывает сыр. Змея внушительных размеров, прижавшаяся к ее ногам, зорко охраняет границу, готовая прервать любые нежелательные всплески благодарности.

Макс: Доброе утро. Чем это ты занимаешься?  

Макс, делает несколько шагов в сторону Томы. Ближе подойти ему не удается, так как крепко закрученный вокруг Томиных ног канат, ожив, начинает очень энергично раскручиваться в сторону приближающегося незнакомца. Макс немногое успев понять, оказывается лежащим на веранде, крепко спеленатый  любвеобильными объятиями  «меньшого» брата.

Девушка, видя, что цвет лица молодого человека и Сэма становятся одинаковыми, вынуждена вмешаться.

Тома: Сэмик, я тебя прошу. Ну что за ерунда. Все, перестань, перестань, я сказала. (Пытается «разбинтовать» уже почти бездыханное тело друга). Все это не смешно. Уйди! На тебе сыра и иди. (Змея индифферентно реагирует на еду) Там за тобой пучеглазые подружки пришли, слышишь, шипят. Все хватит, иди. (Ей удается «ослабить» ситуацию)  Молодец.  (Тома смотрит на освобожденное тело) А с тобой что делать? Господи, ты же синий совсем. Макс, ну дыши, я тебя прошу. Дыши.

Она попыталась приподнять молодого человека, обняв его за шею.

На веранду входит Жанна.

Жанна: И Макса уже прибрала! Ты, смотрю, никого не упускаешь!

Тома: Жанка, хорошо, что ты пришла. Его Сэмик придушил, слегка. Принеси воды или я не знаю… У меня труп на руках.

Побледневшая Жанка, вылетает  пулей, а Тома продолжает увещевать похолодевшее тело друга, причем видно, что его молчание, раздражает ее все больше.

Тома: Макс, черт возьми! Приди в себя. Ты же мужик. Ну, Максик, ну, я прошу.

Ворвавшаяся на веранду Жанна протягивает ей стакан воды. Тома, плеснув содержимое на лицо Макса, с тоской произносит:  Когда мы будем завтракать? Я ужасно проголодалась. (Смотрит на пошевелившееся в ее руках тело) Все это так не ко времени.

Жанна: Зачем ты его поливаешь? Я думала ему надо попить.

Тома: Господи, какая разница! Знаешь, он такой бледный, позагорать, вот что ему надо. Сегодня отличная погода. Постелем  на веранде, пусть отдохнет. (Уходит в гостиную, возвращается с одеялом)

Жанна: Том, а он дышит?

Тома: Да, дышит. Крем бы ему для загара. Питерцы все бледные. (Придает лежащему молодому человеку пляжную позу) Все! Пусть лежит. Давай одеяло под голову  подложим и завтракать.

Жанна: Может мне с ним побыть?

Тома: Я – завтракать, а ты как хочешь. Если вернется Сэм, скажи ему, что мы в контрах.

Жанна: (оглядываясь) А где он?

Тома: Со своими бабами куда-то ушел.

Жанна: Ты что ревнуешь?

Тома: Нет, это из-за Макса. Чего он на него вызверился?

Жанна: Может, перепил вчера…

Тома: Кто? Сэм?

Жанна: Макс.

Макс открывает один глаз, снова закрывает, раздается тихий стон.

Макс: Девочки, я живой?

Жанна: О, пришел в себя. Тома решила, что тебе надо немного позагорать.

Макс: (старается приподняться) Тома? Веревки! Веревки! Канаты!

Тома: Ясно, это он бредит. Все нормально. Пойду, сделаю себе завтрак, и может, заварю ему кофе, уж больно вид у него нездоровый. Меня это бесит!…

 

 

Веранда, через час. Три загорающих тела. Два женских и одно синее.

Жанна: Первый такой день, солнечный, на моей памяти, за год. За год!

Тома: Не, помнишь, в твой день рождения, тоже погода была ничего, мы даже шашлыки затеяли.

Жанна: Затеять то мы затеяли, но буран все это употребил без нас. Ты чем намазалась, «двадцаткой»? (крутит в руках крем для загара)

Тома: Ничем, мне кажется, что я так отсырела, что прежде чем пойдет загар, кожа должна немного просохнуть.

Жанна: Учти женщинам это вредно.

Тома: (беря один из тюбиков с кремом, стоящих рядом) Ладно, намажусь «морковкой», а для «тела» чего?

Жанна: Макса я уже намазала. На его синюшность может неровно лечь загар.

Макс: Хватит говорить обо мне, как будто я в отсутствии. Я здесь, и если бы не ваш питон…

Тома: Какой это питон? Не смеши! Местные жители сказали, что это за змея, но мы, конечно, сразу забыли. Если хочешь, можешь у Ильи, потом уточнить, он такие глупости помнит.

Жанна: Если бы это был питон, от тебя бы ничего не осталось. Сэмик просто крупный змееныш и в Новый год мы одеваем ему праздничный колпачок…

Макс: Девочки, что-то меня тошнит.

Тома: Это кофе. Я говорила, не пей. А кстати, где Сергей?  (Тома привстает со своего импровизированного лежака) В этой суматохе, мы про него совсем забыли. Жанка, куда ты дела своего мужа?

Жанна: Валяется в спальне, смотрит футбол.

Тома: Футбол, черт! Эгоист! Почему он меня не позвал?

Тома, на ходу снимает солнечные очки, скрывается в гостиной.

Жанна: (в след уходящей подруги) Я запретила.

 

Снова веранда. Прошел час. Макс и Жанна загорают.

Макс: Слушай, а мы не сгорим? Жарит сильно. (Макс переворачивается на живот, оглядывается) Африка! Вообще, если бы не Сэм, жить тут можно. Солнце, воздух, цены смешные, а купаться есть где?

Жанна: Максик, дело в том, что у нас «бассейн» вокруг дома, а солнце вышло первый день. Приходится пить… много… чтобы согреться. Хотя сегодня печет действительно сильно.

Макс: Господи, вы же здесь уже больше года. Как же ваши родители. Скучают?

Жанна: Мы созваниваемся периодически. Сюда они ехать отказываются. Куча прививок и страховка в их возрасте заоблачная. Серега возит им подарки, когда бывает в Москве. Фу ты черт, в Питере. В Питере, я хотела сказать. Слушай, они звонят через день. Сначала папа говорит: «привет, передаю трубку маме!». Потом мама сообщает, что купила на данную минуту в магазине и что еще собирается купить, потом, что они готовили вчера, затем, что будут готовить завтра. Все это под лозунгом: «во всем виноват папа». Обычно, если я что-нибудь начинаю рассказывать, мама говорит, что ничего не слышно, и мы прощаемся.

Макс: (выдержав необходимую для дружеского сочувствия, паузу): А мне надоели котлеты.

Жанна: (удивленно) В смысле мясные?

Макс: В смысле – принудительные.

Жанна: Это ты сейчас к чему? Есть хочешь?

Макс: Нет, ты послушай. Я их обожаю. Мама потрясающе готовит котлеты. Но когда это праздник, а не наказание.

Жанна: Твои тараканы…

Макс явно не удовлетворен реакцией подруги.

Макс: Я чувствую, ты формально подходишь, ты не слушаешь меня. (Садится) Нет! У них котлеты и все! И каждый день в течение недели: «Ты не пришел на котлеты! У нас котлеты! Мама нажарила котлеты!». Как будто до этого они голодали. Чего об этом все время трендеть. Ну, котлеты. Причем умом ты понимаешь, что котлеты вкусные, но ты уже настолько затрахан разговором о них, что…

Жанна: (видя, что Макс заводится) Сказал бы, что занят.

Макс: (почти кричит) Ты точно не понимаешь, у них котлеты! Мы говорим только об этом. Они не знают, чем я занимаюсь, дальнозоркость у меня или близорукость, мальчик я или девочка. Для них я монстр, поедающий котлеты. Или монстр, не поедающий котлет.

Жанна: (раздраженно) Это мамско-котлетная тема меня достала.

Макс: (вскакивает) А меня думаешь – нет? Жанка, мама про какую-нибудь левую соседку и ее детей знает больше, чем обо мне.

Жанна: И, слава богу! (закрывает глаза) Тебе зачем? Съел котлеты и все счастливы.

Макс: (немного успокаиваясь, садится рядом с Жанной) Иногда я тоже так думаю. Но обидно! Я хочу есть их добровольно, по собственному желанию. Чтобы они видели во мне личность, желающую есть котлеты.

Жанна: Из того, что ты рассказал, я поняла, что именно такую личность они в тебе и видят. (Продолжает, не открывая глаза) И потом, если честно, то ни одна мать, не видит в своем ребенке личность, пока ее не заставят другие. Укажут ей на ошибки и перепады на местах. Какая ты личность, если ты розовым пупсом лежал у нее на руках, пускал слюни и чего похуже.

Макс: (снова переходя на крик) К черту слюни, важно право выбора. Есть или не есть.

Жанна: (садится, смотрит на Макса) Ты меня слегка угнетаешь. Все. Достаточно. Лицо снова синее, как после объятий с Сэмом. Спокойно! (Тоже переходит на крик) Здесь нет никаких котлет, и на расстоянии многих километров вокруг их вряд ли удастся обнаружить. До приезда в Питер, встреча с ними тебе не грозит.

Макс: (слегка испугавшись) Я…

Жанна: (снова ложась) Спокойно пациент, спокойно!

Макс снова выдерживает паузу.

Макс: (тихо, почти шепотом) Жанна, я забыл тебе сказать…

Жанна: Может и не надо уже?

Макс: Главное, что они все воспринимают как диверсию против себя: не пришел есть котлеты – диверсия, телефон не отвечает – нарочно не подходишь, гулить не идешь…

Жанна: (заинтересовавшись) В смысле, гулить?

Макс: Гулять, ну курить. Не важно, не в этом дело.

Жанна: Знаешь, что я думаю. Ты просто избалован вниманием.

Макс: (все так же, шепотом)  Каким к черту, вниманием!!!! Если бы речь шла обо мне, то я ел бы котлеты когда, мне этого хочется, а не им.

Жанна: (тоже переходя на шепо